среда, 25 мая 2011 г.

Рассказ старых фотографий: моя милиция меня бережёт

24.05.2011. Рассказ старых фотографий: моя милиция меня бережёт
3.Гаишник
    Осенний день сыпал мелким, почти невидимым дождём. Дина, выйдя из читального зала, зябко поёжилась и накинула на голову капюшон. «Ой, а об учебнике по праву, который просила взять Оля, совсем забыла!» - вспомнила девушка  - пришлось  вернуться в абонементный отдел библиотеки.
    «К семинару подготовилась,  учебник взяла – пора и домой», - разрешила себе Дина.  Но как можно пройти мимо «Золотого ключика» на Дерибасовской? «Принесу девчонкам конфет к чаю», - подумала  она и зашла в магазин. Накупив разных сладостей, посетовала, что зря не взяла сумку -  придётся и книгу, и конфеты нести в руках.
   Троллейбус остановился, и пассажиры, обходя транспорт сзади, спешили перейти на другую сторону шоссе, поэтому никто из них не обратил внимания на гаишника, стоящего у обочины, и на пронзительную трель его свистка. Дина, погружённая в свои мысли, услышав обращение «девушка», пропустила его мимо ушей. Следующие слова «девушка в голубой куртке» заставили Дину насторожиться. Но ведь среди людей, идущих рядом, мог кто-то быть в куртке такого же цвета. Значит, зовут не её. Но когда была названа более точная деталь одежды «незнакомки» («девушка в голубой куртке, в капюшоне с белым мехом»), стало ясно: обращаются именно к ней. Дина остановилась на тротуаре и с удивлением смотрела на приближающегося парня: среднего роста, довольно привлекательной внешности, постарше её лет на 6-8. Гаишник откозырял, представился, а потом строго:
- Девушка, почему не останавливаетесь? Нарушаете: переходите дорогу
  в неположенном месте.
- А разве я одна тут иду?
- Меня другие не интересуют. Я спрашиваю у вас.  Отвечайте!
   Оторопев от резкого тона, Дина пролепетала что-то наподобие «извините, я больше не буду» и хотела уходить, но гаишник потребовал предъявить документы. Конечно же, при себе их не оказалось.
- Платите штраф 10 рублей.
- Вы что! Я студентка, у меня нет таких денег!
- Ясно, поедем в отделение, - сказал гаишник, крепко взяв девушку за руку. Не успела Дина и глазом моргнуть, как парень при помощи жезла остановил машину и буквально затащил девушку в салон автомобиля. Водитель на это никак не отреагировал: себе будет дороже.
    Приехали в отделение милиции на ул.Пушкинской. Гаишник завёл Дину в здание (не хватало только наручников!). Длинный коридор, по одну сторону – кабинеты, около противоположной стены – лавки для задержанных или ожидающих приёма. Там уже сидели девицы лёгкого поведения, разодетые и разукрашенные, и именно около них велели сесть Дине. Проститутки с интересом разглядывали «новенькую» и что-то спрашивали. Потрясённая происходящим, девушка не отвечала, в голове стоял сплошной гул… Неужели всё это происходит с ней? Не верилось, что нечто подобное вообще может быть.
    Через минут двадцать соизволил подойти гаишник и велел назвать фамилию, имя, отчество и адрес прописки. Ничего не соображая, испугавшись, что об этом задержании узнают в университете и её исключат, Дина сглупила: назвала частично искажённые данные.
    Время шло, а минуты казались часами. По коридору ходили милиционеры – молодые парни, девицы с ними переговаривались, а те, в свою очередь, смеясь, отпускали пошлые (а порой и похабные) шуточки, в отношении Дины тоже, бесцеремонно и нагло разглядывая девушку. Стыд, страх и неизвестность – всё смешалось воедино, и Дина чувствовала себя загнанным зверьком, маленьким и беспомощным, ждущим погибели от ненавистных «охотников» в милицейском обличии.
   Появился гаишник. Как он был зол! И, весь такой разгневанный, что ему сказали неправду, стал втолковывать испуганной девушке, как плохо обманывать, а особенно милицию, и что Дине может за это грозить. Пришлось сказать точные данные. Гаишник опять ушёл их проверять.
    И вдруг Дину сзади кто-то похлопал по плечу: «Эй, девушка!» Она с ужасом обернулась: решётка в стене отделяла нечто похожее на клетку. Как она её не заметила раньше? Но разве в таком шоковом состоянии возможно что-то увидеть и вообще понять, что происходит? А в этой камере сидел парень, он теперь дёргал Дину за плечо и предлагал: «Если ты сейчас пойдёшь со мной, то мы выберемся отсюда, я тебе помогу». Он, очевидно, принял её за проститутку.
    И тут, наконец, из кабинета вышел гаишник. Ещё с одним парнем-милиционером он подошёл к Дине. Лицо его уже было довольно: проверил адрес, узнал место учёбы девушки. Вручил квитанцию, сказав, что пожалел студентку и выписал штраф только на три рубля. Надо понимать так: облагодетельствовал! Дину повели к выходу. На улице было почти темно.  Сколько же времени она провела в этом отделении!? Слава Богу, всё уже закончилось!
Но как девушка ошибалась: всё ещё только начиналось!
     Дина сказала, что доберётся домой сама. «Нет, - возразил гаишник, - откуда взял, туда и доставлю». Что-то доказывать было бесполезно. Во дворе стоял милицейский «бобик» - вот на нём и собирались отвезти девушку домой. Шофёр уже был за рулём, на заднее сидение сначала сел второй милиционер, посередине посадили Дину, а справа сел гаишник. Конвой «преступнице» был обеспечен.
    Пока ехали, милиционеры взяли посмотреть учебник по праву: «О, да мы с тобой (уже на «ты») коллеги!» Потом бесцеремонно стали угощаться конфетами: «А ты запасливая, как будто знала… Думаешь, мы тебя домой повезём? Не-а, поедем кататься!» В голове Дины моментально пронеслись самые мрачные мысли: «Куда увезут её эти трое куражащихся парней? Куда захотят, и сделают, что захотят, даже убить могут. Свидетелей-то нет! Шла девушка – и исчезла неизвестно куда… Мерзавцы! Упиваются своей властью над ней». «Нет, не буду больше показывать, что я их боюсь», - решила девушка и стала общаться с милиционерами.
     А «бобик» тем временем всё кружил по Одессе, многократно раз проезжая мимо той злополучной остановки на проспекте Шевченко. Для девушки цель поездки уже была ясна: насиловать и убивать её не будут, просто гаишник хочет, чтобы Дина  стала его любовницей. Ведь не зря сыпались комплименты, переплетённые с похабными шуточками, уговорами и угрозами: «Не забывай о том, что мы знаем, где ты учишься. Вздумаешь упираться – такую бумагу накатаем, что сразу вылетишь из университета и не скоро от «дерьма» отмоешься: ведь ты была задержана «за проституцию». Как тебе нравится такая идея? Так что, дорогая студенточка, выбирай. Всё в твоих руках».
    Покатались ещё с полчаса. И вдруг Дина заметила на правой руке гаишника обручальное кольцо. «Да вы женаты!» - вырвалось невольно.
- Ха-ха-ха! – дружный смех в ответ.
- Ну и что? Это что-то меняет? Жена - не стена, подвинется!
   Эти слова гаишника раскалённым клеймом врезались в память Дины на всю жизнь (события происходили в середине 70-х).               
     Наконец-то милиционеры остановили машину. Прозвучали «напутственные» слова: «Итак, дорогая, буду ждать тебя здесь, на остановке, завтра в 19.00. Попробуй только не прийти, знаешь, что будет…» И милицейская машина укатила.
    Выбитая из сил, морально опустошённая, Дина еле дошла до общежития. Будь что будет, но она не пойдёт ни на какое свидание! Это решение придало уверенности и силы. На следующий день к 19.00 Дина с подругой пошли к троллейбусной остановке и понаблюдали издалека: гаишник стоял и поджидал девушку, посматривая по сторонам. Ждал и на следующий день, а потом просто дежурил. Но Дина очень долго боялась показаться ему на глаза и ездила трамваем №5, который шёл по параллельной улице. Где-то месяца через 3-4 этого гаишника сменил другой постовой. Кстати, штраф Дина тоже не заплатила. И никакого письма в университет не пришло. Наверное, так её хотели «дожать», взяв на испуг. Возможно, пожалели девушку? О какой жалости может быть речь! Просто нашли другую «жертву», более сговорчивую.
    Так что не всегда «моя милиция меня бережёт». И недаром говорят: «Упаси меня, Боже, от сумы да от тюрьмы!»                 

2 комментария: