среда, 23 марта 2011 г.

О любви и о ... КГБ

7. "Жених" - КЭГЭБЭШНИК
 
     Взволнованная, Вероника зашла к секретарше, которая уставилась на неё большими очками, совершенно не скрывая своего любопытства: это что ещё за юная особа?
- Директор вас ждёт.
  Директор, пожилой мужчина, с неприятным бледным лицом, тоже встретил её молчанием и сверлящим взглядом: «Скажите, Вероника Владимировна, почему вами интересуется КГБ?» Глаза девушки округлились от удивления. Она ожидала чего угодно, но только не такого вопроса. Вот это да! Что ответить? «Наверное, потому, что мой отец – военнослужащий, он обслуживает ракетный комплекс», - предположила Вероника. Убедила она директора или нет, но он велел идти работать.
   Вероника, действительно, была из семьи военнослужащих. Её отец давал подписку о неразглашении государственной тайны, т.к. нёс службу в шахтах атомных ракет. Эту тайну не должны были разглашать и члены семьи, которым запрещался выезд за границу, запрещалось даже общение с представителями другого государства. Вероника вспомнила, что когда она училась в классе 9, то кто-то из «гражданских» дал ей адрес польской девочки-ровесницы. Втайне от родителей Ника написала полячке, а её ответное письмо достал из почтового ящика отец. Он учинил дочери настоящий допрос: кто дал адрес, с какой целью, что писала? А теперь Вероника была напугана: «Как она могла навредить отцу? Кому и когда что-то сболтнула?» Ничего не вспоминалось, при необходимости она просто говорила, что из семьи военнослужащих. «Позвонить родителям, рассказать о КГБ? А что скажет отец? Нет, не буду звонить», - решила Вероника, но тревога в душе осталась.
   И когда на следующий день опять прогремело фабричное радио и сообщило, что её вызывают к директору, душа девушки точно была в пятках. В цехе воцарилось молчание. Девчонки не понимали, что происходит. Ника тоже. Она могла довериться только Маринке.
   Опять тот же взгляд директора, короткие слова: «Вам звонили из КГБ. Ждите, сейчас перезвонят». Шок. Тихий ужас охватывает Нику, дрожь пробирает всё тело. Вот-вот – и она, обессиленная, может упасть. Директор предлагает сесть. Минуты кажутся вечностью, а зазвучавшая трель телефона – разорвавшейся бомбой.
- Сокальская Вероника Владимировна?
- Да
- С тобой говорит лейтенант Комитета Государственной Безопасности Иваницкий
  Анатолий Викторович.
   До Вероники ещё не доходит, что это он – её навязчивый ухажёр из трамвая, что это тот парень, который настойчиво поджидал её каждый день после работы.
- А почему вы мне звоните?
- Почему ты обманула меня, назвалась не своим именем, дала выдуманный адрес? Я
  ходил, я всё проверил…
   Девушка что-то отвечала, её опять обвиняли. Анатолий, оказывается, служил в КГБ! Это было неприятное «открытие». Итог разговора был таков: с КГБ шутить нельзя, так что будь добра, девочка, сегодня в явиться на свидание по такому-то адресу…
   Камень упал с души Вероники. Значит, с отцом всё в порядке, она нигде ни о чём не проболталась! А что же делать с этим КЭГЭБИСТОМ? Если интерес сотрудника КГБ не связан с её отцом, то зачем им встречаться? Разве можно добиваться расположения девушки подобными методами? Разве давление и моральное насилие могут вызвать любовь? Страх порождает страх и ненависть (вспомним 1937 год)!
   На этот же вечер назначено свидание и с Володей. «Какое свидание выбрать?» - такой вопрос перед Никой не стоял. Она надела короткую юбчонку, модную блузочку, босоножки на платформе и пошла на свидание с любимым человеком – Володей.
   Что было на следующий день? Угадали? Правильно: сотрудник КГБ очень разгневался! И опять вызов к директору… Бедный директор! Он, старый еврей, в отличие от восемнадцатилетней девушки, так боялся «органов» и не вызвать Веронику к телефону не мог. Ведь Анатолий представлялся по полной форме, громовым голосом.
   Хватит играть в «кошки-мышки», девочка, ты должна понять, что игра-то закончена! И Вероника в течение некоторого времени выслушивала разные угрозы в свой адрес: что могут сделать с ней и её семьёй, если она… А могли ведь, хоть и не 1937 был, а шли 70-е…                
   Но Вероника заявила Анатолию, что не боится его угроз и  встречаться с ним не будет ни при каких обстоятельствах. А директору сказала, что к телефону больше не подойдёт, чтобы даже не звали. Директор и сам уже кое-что понял. Звонки ещё были, но на них уже никто так не реагировал.
   «Неужели можно вздохнуть свободно? А вдруг Анатолий всё осознал?» - надеялась наивная девушка. Но не тут-то было: сотрудники КГБ – люди «закалённые». Подходили выходные, в гости к Нике на денёк-другой приехала мама. Как там поживает её доченька? Всё ли у неё в порядке? В тот день у подруги Ники был День рождения, поэтому девушка нарядилась, накрасилась и поехала в студенческое общежитие.
  Уже вечером, часов в в комнату, где жила Ника с девочками, постучали. Мама открыла дверь. На пороге стояла растерянная женщина – дежурная вахтёрша.
- Вы мама Вероники Сокальской?
- Да. А в чём дело?
- Помогите нам, пожалуйста. Тут целый день внизу сидит жених вашей дочери, он какой-то странный. Мы ему объясняем, что Вероники нет дома, а он не  верит, думает, что мы его обманываем. Скандалит, грозит… Мы не знаем, что с ним делать, он не уходит.
  Мама, удивлённая вестью «о женихе», идёт на первый этаж и видит молодого мужчину, злого, нервного, в каком-то помятом белом льняном костюме.
- Здравствуйте, я мама Вероники. А вы кто будете?
- Я из КГБ. Лейтенант Иваницкий Анатолий Викторович. Почему ваша дочь не прописана?
- Это я вас должна об этом спросить. Паспорт давно отдали на прописку. Почему вы
  не посодействуете? Вы же КЭГЭБИСТ! Почему вы не сходили к директору? Моя дочь –    
  молоденькая девушка. Что она может?
  Явно, такого поворота разговора Анатолий не ожидал, т.к. думал, что одного только упоминания о КГБ хватит, чтобы привести маму в трепет, что тут же перед ним расстелют ковровую красную дорожку – и пойдёт он рядом с Вероникой под венец.
- А вы знаете, что она меня обманула…
 И пошёл рассказ, как он ходил, как искал этот дом и т.д. А об угрозах – ни слова!
- Где ходит ваша дочь? Её целый день нет! Уже вечер, девятый час… Что вы за мама, если не   
  волнуетесь?
  Но разговаривать с мамой – это не одно и то же, что  беседовать с восемнадцатилетней девушкой. Маму на испуг не возьмёшь.
- Я знаю, где моя дочь, поэтому и не волнуюсь. Я ей  доверяю.
 Анатолий немного «смягчился», увидев, что напором ничего не добиться. Ему стало даже как-то неловко.
- Да я, если признаться, пришёл не по тому поводу. Мне ваша дочь понравилась, по правде говоря. Я хочу на ней жениться. Я давно хотел с вами  познакомиться, с отцом тоже.
- А чем же она вам понравилась?
- Понимаете, она не такая, как все: не красится, не носит короткие юбки и т.д. Я
  влюбился в неё с первого взгляда…
  Мама говорила, что дочь её такая же, как и другие девушки: носит короткие платья, туфли на платформе, красит глаза… но, увы, доказать ничего нельзя было. Анатолий не слышал.
- А разве вы не женаты? Ведь вы старше моей дочери. Ей 18. А вам?
- 28 лет. Да, был женат, есть ребёнок. Но я уже развёлся и хочу опять жениться.
- А почему развелись?
- Да моя бывшая жена (ей 24 года) – очень плохая хозяйка.
И Анатолий вспоминал, как однажды она намочила бельё и уехала, а в тазике завелись черви и т.д. Выходило, что жена его такая-сякая и совсем никудышняя. 
- А вы думаете, что моя дочь лет – хорошая хозяйка?
- Ничего, она научится…
- Вот и жена ваша научилась бы...
Время шло. Помаленьку-помаленьку – и в разговоре Анатолий стал употреблять слово «тёща»… Он думал, что всё уже решено. Мама и «жених» дочери разговаривали на разные темы. А когда Анатолий узнал, что отец Вероники – военнослужащий, он вообще воодушевился и стал называть его «мой будущий тесть». Через некоторое время Анатолий опять занервничал:
- И где можно так долго ходить? Где ваша дочь? Почему вы не волнуетесь?  И т.д.
Наконец его терпение лопнуло:
- Я прощаюсь с вами, но мы скоро увидимся. Привет «будущему тестю»!
   Каков же итог? Веронику почти на следующий день прописали. Стала ли она женой Анатолия? Нет, конечно. Ни она этого не хотела, ни её родители. А что же Володя? Они с Вероникой поженились? Нет, к сожалению. Всё в жизни бывает… Вот такая история о любви и о … КГБ.
  

   
   

6 комментариев:

  1. Смелая девушка, эта Вероника! Интересно, этот Анатолий генералом стал?

    ОтветитьУдалить
  2. Я думаю, что стал, выслужился. Жаль, что забыла его подлинное имя, можно было бы узнать.

    ОтветитьУдалить
  3. Как только он это прочитает - сам Вас найдет!

    ОтветитьУдалить
  4. Я думаю, что нет. Ведь я имена изменила. Да и помнит ли он этот случай? Просто мне запомнился...

    ОтветитьУдалить
  5. От имени всех читателей выражаю негодование ленью автора!

    ОтветитьУдалить
  6. Обещаю исправиться. Кое-что начала писать. О милиции...

    ОтветитьУдалить